Воскресенье, 23.09.2018, 02:39

Мой сайт

Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Сентябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании

  • Валаам. Музей. Художники

     Сайт Ларисы Печёриной


    Валаам и графы Орловы


            Совсем недавно довелось музею заниматься историей графского рода Орловых. Конкретно интересовало, имеются ли какие-то данные о посещении его представителями Валаама. Прежде всего привлекала личность графини Анны Алексеевны Орловой-Чесменской (2 мая 1785-5 (17) октября 1848). Она, пожертвовав значительную часть своего громадного состояния православным монастыря и храмам Российской Империи и православным приходам за рубежом, не смогла обойти вниманием и Валаамский монастырь. В поле зрения сотрудников появился предмет, который сам по себе явился и вещественным доказательством, и письменным свидетельством ее благотворительности в пользу Валаамской обители. При дорожных работах на Валааме  Василий Шматков (приехал из Рускеала) нашел медную, потемневшую от времени пластину- помянник, на которой выгравирован датированный 1847 годом список, озаглавленный: "УКАЗАНИЕ НА ВЕЧНОЕ ПОМИНОВЕНИЕ О БЛАЖЕННОМ УПОКОЕНИИ СКОНЧАВШИХСЯ РАБОВ БОЖИИХ". Ниже дан другой перечень имен под заголовком «О ЗДРАВИИ И СПАСЕНИИ».

            Второй список небольшой, но когда при чтении его взгляд останавливается на имени Графини Девицы Анны, становится ясно, что завеса, скрывавшая историю связей Анны Орловой-Чесменской с Валаамским монастырем, слегка приподнялась. Пластина свидетельствует о внесении крупного вклада в монастырь в благодарность за вечное поминовение перечисленных имен и вкладчицей была сама Анна. Конечно, непосвященному человеку лишь некоторые имена, перечисленные в табличке, могут быть знакомы и вызывать конкретные ассоциации. Остальные - ничего не говорят, так как фамилии в соответствии с церковной традицией составления поминальных списков, не указаны. Но тому, кто хоть немного занимался историей рода графов Орловых, и, в частности, историей жизни самой графини Анны, все поименованные личности сразу предстают перед глазами в своей конкретности, и в воображении вихрем проносятся события, связанные с ними.

              Первой в списке стоит имя Благочестивейшей Государыни Императрицы ЕКАТЕРИНЫ П. Имя общеизвестное. История ее восшествия на престол многократно с небольшими вариациями в деталях описана историками, биографами, нашла отражение в произведениях многих представителей литературно-художественного слова. Каждый знает, сколь значительную роль в организации переворота 1762 г. сыграли братья Орловы. Они все были тогда совсем молоды, горячи и бесшабашны. Самому старшему Ивану было 29 лет, Григорию - 28, Алексею - 25, Федору – 21 , Владимиру - 19. С их помощью Екатерина завоевала императорскую корону. В благодарность она одарила братьев поместьями, деньгами, дворцами. Они получили графский титул, а фаворит императрицы Григорий получил кроме графского еще и титул князя Римской империи. Они получили также высшие воинские звания и престижные государственные посты. Они стали богатейшими людьми Российской Империи.

              К моменту внесения вклада на вечное поминовение, т.е. к 1847 году, все братья Орловы уже оставили земной мир. Поэтому они все перечислены со своими женами и почившими детьми в первом списке. Граф Алексий и Графиня Евдокия- это родители Анны.  Мать ее Евдокия Николаевна Лопухина скончалась при родах младенца Графа Иоанна, тоже скончавшегося вскоре. Анне в это время было два с половиной года.

             Она родилась, когда отец ее, отличавшийся храбростью, решимостью, удалью, богатырской силой, снискавший славу победителя в Чесменском морском сражении, уже был вотставке. Все его воинские заслуги были в прошлом. Он безудержно пировал и развлекался с гостями в своем поместье. Вместе с тем он с упоением занимался выведением новой породы лошадей, названной орловскими рысаками, в основанном им Хреновском конном заводе ( Воронеж). Анна так и осталась его единственной и обожаемой дочерью. Поэтому всем лучшим, что мог дать любящий родитель, обладавший баснословным богатством, для ее образования и воспитания по эталонам своего времени, Орлов стремился обеспечить свое чадо. Юная графиня росла в роскоши, в удовольствиях, ее обучали наукам, европейским языкам и наставляли лучшие учителя. Она платила отцу такой же безграничной любовью. Его смерть (1808) была для нее жестоким потрясением, переломившим ее жизненный путь на две неоднородные части, обозначила стремление к новому осознанию духовных и нравственных критериев человеческого бытия. Она стала испытывать постоянную потребность замолить грехи отца, о которых ходили упорные слухи: и возможное убийство Петра Ш, и его вероломное участие в судьбе несчастной самозванки княжны Таракановой, которую он заманил в Россию на расправу Екатерины П. Мысль об этих его злодействах всю жизнь терзала душу Анны. Она, получившая после смерти графа Алексея огромное наследство, стала едва ли не самой богатой невестой Российской Империи, но замуж так и не вышла, отказав всем именитым и знатным женихам, наперебой добивавшимся ее руки. Ее высокое аристократическое положение в обществе заставляло ее выполнять обязанности мирской жизни, начавшиеся еще тогда, когда она была маленькой девочкой. Семилетней она была представлена Екатерине П во фрейлины. При императоре Александре 1 -она была камер-фрейлиной его супруги императрицы Елизаветы Алексеевны. Но светская жизнь после смерти отца стала все меньше ее занимать. Утешение и радость она находила в паломнических поездках по монастырям, в благотворительности, в духовном общении с церковными деятелями. И те, кто стал ее духовным наставником, духовным отцом, кто сам являл собой пример христианской добродетели и беззаветного служения церкви, представлены ею на вечное поминовение. Это Преосвященный Иннокентий, епископ Пензенский, Священно-Архимандрит Фотий, иеромонах Амфилохий. В списке живых – перечислены имена Преосвященнейшего митрополита Антония, иеросхимонаха Парфения.

             Сначала ее духовным отцом до смерти своей (1824) был гробовой старец Амфилохий, 40 лет подвизавшийся в Спасо-Яковлевском монастыре (г.Ростов). Практически, все время, свободное от сна, старец проводил перед мощами св. Димитрия Ростовского. Анна, ежегодно приезжала на Пасху к нему в монастырь, переписывалась со старцем. Спасо-Яковлевский монастырь стал первой обителью, куда она начала направлять пожертвования, Щедрые вклады ее продолжались и после кончины старца. После его смерти она стала искать нового духовного наставника и, по рекомендации епископа Пензенского Иннокентия (Смирнова), нашла его в лице архимандрита Фотия. Сам же епископ Иннокентий не случайно оказался в ее списке на вечное поминовение. Она испытывала к нему особое почтение и уважение. В период разгула мистицизма в русском обществе, он пострадал в борьбе за чистоту Православия.Он рано ушел из жизни по слабости здоровья и гонимый своими идеологическими врагами, но, как потом оказалось, непобежденный. В 2000 г. Архиерейским Собором РПЦ в Москве Иннокентий (Смирнов, 1784-1819)), епископ Пензенский и Уфимский был канонизирован для общецерковного почитания ( день памяти 23 (10) октября). Архимандрит Фотий был духовным чадом Святителя. Именно от о.Фотия Анна получила духовное руководство во всей дальнейшей своей благотворительной деятельности. На ее средства был восстановлен бывший в крайнем запустении древнейший Юрьевский монастырь в Новгороде.Свое упокоение графиня Анна Алексеевна Орлова-Чесменская нашла в том же Юрьевом монастыре уже будучи тайной монахиней. Как предполагают некоторые исследователи, в 1845 г. Анна приняла тайный постриг под именем Агнии, который совершил КиевоПечерский старец Парфений, В готовности пожертвовать церкви все свое богатство, ее иногда даже называют Русской Меланией.Огромные деньги графини были потрачены на 340 монастырей, 48 кафедральных соборов, отосланы в епархии на поддержание вдов и сирот духовных лиц каждой, бессчетно были розданы бедным и нищим.

                О многом могут сказать и другие имена, вырезанные на пластине. Например, ее кузен Михаил, внебрачный сын графа Федора, декабрист. Если не виселица, то длительная каторга ему была бы ему обеспечена, когда бы ни заступничество его брата князя Алексея. Император Николай 1 долго упорствовал в удовлетворении просьбы о помиловании, с которой к нему обратился Алексей. Только личное дружеское расположение к просителю заставило его уступить. Таким образом, Михаил Федорович Орлов был единственным из декабристов, кому удалось избежать сурового наказания.

               По своей документально-исторической значимости это памятник, достойный музейного изучения и хранения. Можно поблагодарить Василия за то, что он показал музейным работникам такую находку.

    Лариса Николаевна Печерина,

    главный научный сотрудник

    Валаамского музея