Воскресенье, 23.09.2018, 02:39

Мой сайт

Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Сентябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании
  • Валаам.Музей.Художники

     Сайт Ларисы Печёриной


    Художник Петр Иванович Балашов (?-1888)




              Творческая судьба Петра Ивановича Балашова сложилась так, что он остался мало замеченным в художественных кругах своего времени. Мимоходом, лишь по какому-либо косвенному вопросу его имя затрагивалось и в советской литературе. Материалы, которыми может располагать современный исследователь,необходимо разыскивать,главным образом в архивах и в запасниках музеев, а это работа большая и, вероятно, не скоро будет осуществлена.

            На основании имеющихся сведений в настоящее время его творческая биография не имеет определенных очертаний уже потому, что год и место его рождения неизвестны и обозначаются рядом с его фамилией в каталогах знаком вопроса. По известным сейчас документам, его жизнь и творческий путь следует отсчитывать со времени поступления в Академию художеств, т.е., с 1852 г. Он учился сначала в классе гипсовых голов, в 1853 г. был переведен в класс гипсовых фигур. Каких-либо подробностей о результатах его учебы в 1853-54гг. пока не выявлено. В 1855 г. переведен был в натурный класс профессора пейзажной живописи С. М. Воробьева, и с этого года пейзажем «Вид из окрестностей С.- Петербурга» он начал участвовать на академических выставках. Тема петербургских окрестностей была основной в его ученических ландшафтах ближайших лет.
           Выступления всех учеников, в том числе, и Балашова, можно проследить по ежегодным, издаваемым Академией указателям-каталогам выставок. Академические выставки были необходимы как ученикам, заставляя их с тщанием готовиться, как преподавателям, которым предоставлялась тем самым возможность более объективной оценки успехов и неудач своих питомцев-учеников. Выставки давали поле деятельности для рецензий в сфере художественной критики. Наконец, выставки собирали ценителей и любителей искусства. То есть, вокруг них кипела художественная жизнь.

         Заметной линией обозначилась в творчестве художника ученического и зрелого периода валаамская тема. Впервые на остров, можно предположить, Балашов приехал в мае 1859 года. Шишкин, его однокашник, писал тогда родителям: «…мы собрались совсем на Валаам: я, Гине Александр Васильевич и Ознобишин, Волковский, Балашов и еще кто-то. Едем в пятницу 24 утром, и вы пишите уже на Валаам ....»

         Что Балашов видел в той поездке и чувствовал? Его личных воспоминаний не обнаружено, зато есть довольно красочное описание Валаама в одном из писем Шишкина к родителям, датированное следующим образом: «Июль, числа не знаю /нерзб/, знаю, что последние числа. Четверть 11 часов ночи 1859». Далее он писал: «…погода у нас здесь стоит прегадкая, ветра и дожди страшные. Сегодня повалило несколько деревьев на наших глазах, особенно жаль 2 огромных клена, верно лет в полтораста, тоже сломало, и они еще с собой много повалили молодых, потому, что стояли на огромной скале, над садом, и мы теперь только что шляемся под дождем и под ветром, ходим смотреть волны - да, действительно, я еще до сих пор ничего подобного не видывал, даже и вообразить-то не мог. Страх, что такое. Хлещут в скалы вверх сажень на 8, глубину 8 и больше сажень. Есть где разгуляться, и пространство от берега ближнего, откуда дул ветер, верст 70. Несмотря на весь ужас их действия, мы смотрим, на них с величайшим удовольствием, не знаю, как завтра пойдет пароход из Петербурга, нынче их 2, стал недавно ходить новый пароход Валаам Сердобольской и частью монастырской компании. Славный пароход, но качки боится и, вероятно, тоже будет трусить, а монахи молодцы, им все нипочем. Сегодня из Сердоболя приехал отец игумен и ничего, только говорил покачало порядочно». Безусловно, такие же чувства испытывал в те дни и П.И. Балашов.

          Друзья вернулись в конце августа, или в начале сентября: «…с Валаамом расстались не без сожаления, северные ветры и дожди вытеснили нас преждевременно» - писал Шишкин своим родителям уже из Петербурга 27 сентября.

          И все же, несмотря на непогоду, отличные результаты их поездки на Валаам в 1859 г. показала осенняя выставка следующего 1860 г. Эти результаты выглядели очень внушительно. В отделах живописи и графики выступили с валаамскими работами художники Вележев Д.В., Баганц Ф.Ф., Ознобишин Е.А., Волковский И.В., Верещагин П.П., Гине А.В., Шишкин И.И. и Балашов П.И. Вележев получил малую серебряную медаль, Баганц Ф.Ф. был удостоен звания художника. Волковский получил тоже малую серебряную медаль, Верещагин показал в своей картине интерьер одной из валаамских церквей. Некоторые художники, с целью закончить начатые работы, снова побывали на Валааме в 1860. Их труды были оценены золотыми медалями второго (А.В.Гине) и первого (И.И.Шишкин) достоинства (или малой и большой).

         Для Петра Ивановича Балашова 1859 год был завершающим в Академии. Он был, как написано в аттестате, «… в 6 день ноября 1860 года удостоен звания свободного художника, с правом на основании Всемилостивейше дарованной Академии привилегии пользоваться с потомством его высокою и совершенною свободою и вступить в службу в какую сам как свободный художник пожелает…».

          Удачное выступление молодых авторов означало серьезный триумф валаамской темы в стенах Академии художеств. Балашов был выпущен из Академии, но как показывает сохранившаяся в архивах документация: письма и прошения его, он взаимоотношений с Академией не прерывал до конца жизни. Не оставлял он также и валаамской темы, связывая с ней свои надежды на повышение звания. Ему очень хотелось получить звание академика, которое он в период обучения получить не смог. И немудрено. Рядом с ним учился такой гигант пейзажной живописи, как Шишкин, и, конечно, многие авторы средней руки не выдерживали сравнения с ним. Балашову удалось лишь повыситься сначала до звания классного художника второй степени (1867 за потрет настоятеля академической церкви протоиерея И.С. Денисова и за «Вид на острове Валааме»), а потом ему присвоили звание классного художника 1 степени (1868 за четыре миниатюры дивизии, изображающие 15-ю, 16-ю, 17-ю и 18-ю дивизии для альбома Государя Императора и два портрета: Генерал - Майора Борона Вячеслава Владимировича Штейнгеля и Г-на Зворского). Добивался он званий, будучи на службе в Редакции военной хроники, переименованной немного позднее как «Музеум Главного Интендантского Управления», на должности старшего художника. На академических выставках Балашов выступал, преимущественно, как акварелист.

          Умер П.И. Балашов скоропостижно 12 января 1888 г. Некрологи с биографическими сведениями о нем были напечатаны в журналах «Художественные новости» и «Новости».

          Навыками владения графическим искусством и живописью Балашов, безусловно, обладал основательными. Но судить о степени его дарования можно лишь по некоторым из сохранившихся его произведений. Местонахождение многих, упоминавшихся в старой печати картин и акварелей неизвестно. В дни пребывания на Валааме Балашов, в благодарность за гостеприимство, по традиции, оставил монастырю несколько своих произведений, которые впоследствии оказались в Финляндии. Правдиво, с ощутимым налетом романтики выполнены его зимние валаамские пейзажи. Фигурки оленей оживляют пустынную, ледяную местность, ощенившуюся торосами.

          Весьма успешные результаты дал опыт работы Балашова с литографским камнем. Тиражная графика (литография) представлена во многих музеях, в том числе, и листы Балашова. Это прежде всего "Собрание видов местностей острова Валаама, рисованных с натуры художником П.И. Балашовым, изданное усердием Валаамского настоятеля игумена Дамаскина с братиею» (1863). Нельзя не согласиться с мнением одного из знатоков искусства Х1Х в., автора биографического словаря русских художников, Н.П. Собко: «Роскошно». К счастью, Валаамский музей тоже обладает двумя экземплярами этого издания, поэтому можно не понаслышке убедиться в справедливости этой оценки. Один альбом музею, уже основательно тронутый печатью времени, в 1984 г. подарил Народный художник КАССР Г.А. Стронк. Второй экземпляр отличной сохранности в день открытия экспозиции на Свято-Владимирском скиту в 2009 г. подарил Его Святейшество Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, за что музей бесконечно ему благодарен.

    Главный хранитель музея Л.Н. Печёрина
    Напечатано в газете "Свет Валаама" № 12, 2010 г., с.3.